Союз трезвых сил

кольцо ресурсов о трезвости в России

Координатор — Саблин Сергей Васильевич, тел.: +7 (904) 382-49-00

Партия Сухого закона России — партия социал-патриотов. Доклад Аникина С. С. на учредительном съезде партии Сухого закона России в г. Первоуральске 1 декабря 2012 г

5 декабря 2012 года

Братья, мы собрались на всероссийское, столь достопочтимое собрание почти что из 50 регионов Российской Федерации. Я думал, как обратиться к делегатам съезда? Товарищи или соратники? Многих я знаю давно, более 20 лет, но сегодня, с созданием партии, к которой шли долгие годы, мы становимся еще роднее друг другу. Поэтому позвольте обращаться к вам — собратья, собратники, собратчики. Полагаю, что товарищами нам следует называть сторонников партии, помощников, единомышленников, еще не вступивших в наши ряды. Соратниками же называть трезвенников, в том числе являющихся членами других партий, которые нам известны и близки по решению конкретных вопросов отрезвления России, с кем мы участвуем в проекте Общее дело.

Собратья!

Партия — это часть общества, люди, объединённые идеей с целью достижения правового результата политическими способами. Поэтому чем больше сторонников идеи, тем могущественнее партия. Для приумножения собратников из недр гражданского общества и глубин народных масс членам партии необходимо много трудиться на идеологическом фронте. При существующей аполитичности и алкоголизации русского народа, который в России составляет более 80% электората, следует ожидать, что название партии, где есть слова «сухой закон», вызовет у большинства как отторжение, так и насмешку. Но, тем не менее, мы считаем, что именно такое название привлечёт к себе внимание соотечественников, пробудит спящее сознание масс, пополняя наше членство думающей, активной частью россиян.

Выражение «сухой закон», как и выражение «полусухой закон», отражает в русском языке отношение к реализации населению алкогольной продукции через торговую сеть. Если полусухой закон предполагает возможность продажи алкогольных изделий в ограниченном количестве в одни руки, то сухой закон этого не предусматривает. Причём алкоголь не исчезает полностью из жизни общества, он присутствует, но только как фармакологическое средство, поэтому его приобретение осуществляется через аптеки по рецептам. Полусухой закон разрешает употреблять алкогольные изделия (типа пива, вина, ликёра и т. д.) главным образом в специально отведённых для этого местах: барах, ресторанах, кафе и т. п. Сухой закон вводит полный запрет не только на продажу спиртного, но и на его употребление, тогда как полусухой закон запрещает употребление спиртного: а) в неположенных местах; б) в определённые часы; в) до достижения людьми определённого возраста. Т. е. продажа и употребление алкоголя при полусухом законе регламентирована законодательными актами, тогда как при сухом законе в обществе совсем запрещена его реализация.

Отчасти принципы сухого закона отображены в законодательстве всех стран мира, в том числе и в российском. Например, запрещено употребление алкоголя водителям автомобиля и операторам всех видов транспорта и иных технических средств. Существует негласный запрет на употребление спиртного на рабочем месте представителям всех профессий без исключения. Также запрещена продажа алкоголя лицам, не достигшим совершеннолетия: в Канаде, США, Великобритании и в других европейских странах до 21 года, в России и на территории ряда постсоветских государств — до 18 лет. Всего же в мире правительства более 40 стран традиционно из года в год продлевают сухой закон, ещё свыше 80 государств культивируют полусухой закон (там разрешительные меры действуют исключительно в интересах туристской индустрии). Отметим, что, как правило, в этих странах существует государственная монополия на производство и реализацию спиртного. Кроме того, там, где нет алкоголя, нет и алкоголиков, и напротив, где его реализация разрешена, они есть, причём их количество зависит от степени либерализации запретов в алкогольной политике.

Создаваемая нами Партия сухого закона России приветствует государства, где на алкоголь наложено табу.

В настоящее время в умах россиян существует представление, что якобы есть алкоголь пищевой. Некоторые считают, что он изготовлен из «питьевого» этилового спирта путём его разбавления водой или иной жидкостью в различной концентрации. Полученный таким образом раствор, под всевозможными брендами и названиями, предлагается алкогольным бизнесом населению к употреблению, в качестве продукта питания. Как следствие, ввиду психологических особенностей людей, под мощным информационным давлением доверчивые аборигены используют алкогольный товар как напиток, как часть высококалорийной пищи. В качестве товара людям предлагаются алкогольные изделия, главным образом жидкости, в составе которых в разной пропорции присутствует этиловый спирт. Каждый вид алкогольного продукта имеет специфический вкус, цвет и запах и, что немаловажно, легенду.

Но кроме текучего алкоголя, встречается алкоголь желеобразный, который зачастую можно обнаружить в кондитерских изделиях (конфеты, торт и т. п.). В процентном отношении к другим ингредиентам он соотносится так же, как этиловый спирт к воде и иным веществам, содержащимся в ней в жидком состоянии. Его включают в сладости с целью увеличения товарооборота, для приучения организма потребителя к этиловому спирту, выработки алкоголефильного рефлекса и формирования наркотической зависимости прежде всего у детей и девочек-подростков. Алкогольные кондитерские изделия — изуверский маркетинговый ход, позволяющий не только рекламировать алкогольную продукцию, но и формировать алкогольную зависимость у людей с ранних лет. Т. е. в начале конфеты с алкоголем, потом алкоголь с конфетами, а затем просто алкоголь.

Этиловый спирт, как химическое вещество С2Н5ОН, чрезвычайно токсичен, является не только протоплазматическим (клеточным) ядом, но и растворителем, который относится к наркотикам жирного ряда. Согласно техническим условиям ГОСТ 18300–72, этиловый спирт — сильно действующий наркотик, вызывающий сначала возбуждение, а затем паралич нервной системы. И вот этот яд, это наркотическое вещество, замаскированное под красочными этикетками, благозвучными названиями, расфасованное в кондитерские товары и алкогольные жидкости специфических видов, предлагается жителям Российской Федерации с детских лет употреблять как пищевой продукт! Надо отдать должное главе Чеченской республики Рамзану Кадырову, единственному в России руководителю, который категорически стоит за введение в стране сухого закона. Он практически запретил реализацию спиртного, включая пиво, на территории вверенного ему региона. Им также наложен запрет на реализацию энергетических напитков. Вот пример заботы отца о детях, национального лидера о народе!

Казалось бы, подумаешь, маленькая маркетинговая уловка, безобидная хитрость, не героин же, да и какое отношение экономика имеет к политике, мол, кесарю кесарево, а Богу богово. Но не тут-то было. В данном случае политика и экономика явления не взаимоисключающие, а взаимосвязанные. В парадигме социал-патриотизма политика и экономика — это две сестры: первая стоит на позициях народосбережения, вторая — народоувеличения и его взаимообогащения. Т. е. политика, экономика и народ — это триада, элементы которой взаимопитают и взаимообогащают друг друга. В государственном строительстве эта троица есть единица, три объекта в одном, имя которому — нация. В случае товарооборота алкоголя в России мы наблюдаем совершенно иную картину, когда политика и экономика чужды народу, направлены против коренных этносов, служат орудием их разложения и истребления. Т. е. алкогольные изделия не имеют никакого отношения к экономике, т. к. спиртное приносит сплошные убытки национальному государству.

Государство состоит из граждан, отдельных субъектов, многофункциональных и многообразных, совокупность состояния которых определяет его торжество. Если индивиды здоровы, грамотны, трезвы и патриотичны, то и государственная политика сообразна этим критериям. Однако при всех благоприятных условиях всё тотчас меняется, если в обществе появляется алкоголь или другие наркотики. Это связано с тем, что с их приёмом у потребителя вначале поражаются высшие психические отделы, отвечающие за память, мышление, внимание и т. п. Человек начинает хуже соображать, перестаёт думать. По мере приобщения возникает психическая зависимость, когда угасает личностный рост; вскоре развивается физическая потребность, при которой человек уже морально сломлен и перестаёт быть индивидуальностью, он уже не в силах жить без спиртного. Так как государство это совокупность людей, живущих в одном пространстве по одним правилам, ради достижения общих целей, то, соответственно, состояние каждого из членов общества отражается на державе в целом. Учитывая то, что в России 98% населения, старше 15 лет, употребляют алкогольные изделия, можно рассуждать не только о падении нравов, но и говорить о запланированном процессе социальной деградации, при которой общество теряет способность к благоприятному развитию. Это связано с тем, что по мере увеличения объёма душевого потребления алкоголя начинаются процессы депопуляции нации, когда падает качество новорождённых детей и место здорового поколения занимают умственные и физические инвалиды.

Считается, что, с точки зрения глобальной экономики, товарооборот спиртного приносит колоссальные прибыли. В СССР одним из китов, на котором базировалась государственная экономика, была монополия на производство и реализацию спиртосодержащей продукции. В современной России наиболее успешный бизнес также связан с товарооборотом алкоголя. Тем не менее, политический взгляд на процесс вычленяет ряд отрицательных закономерностей, например, в области демографии. Это, прежде всего, высокая смертность в стране, которая в Российской Федерации с 1992 года ежегодно превышает рождаемость от 800 тыс. до 1,5 миллиона человек. Это ежегодное появление на свет сотен тысяч нестандартных детей, требующих к себе специальных мер развития и воспитания, социального сопровождения (уже не за горами тот день, когда Россия превратится в страну инвалидов, а русский народ в этнос олигофренов). Это массовая гибель мужчин по причине пьянства. Это повышенная смертность среди лиц трудоспособного возраста, что напрямую связывают с употреблением алкоголя. Считается, что за последние двадцать лет от алкоголя ежегодно умирало от 500 тыс. до 1 млн. 200 тыс. россиян. Всего же за постсоветский период потери народонаселения России превысили 40 млн. человек.

Обнаруживается отрицательная закономерность и в области национальной экономики. Аварии на производстве, пожары, ДТП, травмы, прогулы, воровство и прочие негативные явления — вот далеко не полный перечень проводимой алкоголефильной политики государства. В рамках современной терминологии здесь следует говорить о человеческом капитале, который в России чрезвычайно низок. Пьющие люди чаще болеют, больше прогуливают, менее мобильны, плохо обучаются новому и т. д. Как следствие, на рынке труда такие работники не конкурентоспособны, теряют рабочие места, спиваются. В качестве безработных люди постепенно маргинализируются, превращаются в социальных иждивенцев и отбросов общества.

Кроме того, в связи с высокой смертностью народонаселения и низкой рождаемостью происходит уменьшение массы национального трудового ресурса. Однако неослабевающая, а нарастающая потребность в рабочей силе порождает закономерную нужду экономики в трудящихся. Именно поэтому экономическая концепция социал-патриотизма базируется на национальной политике обеспечения условий для рождения в семьях коренного населения России как можно большего количества здоровых детей. Создание возможности для их трезвенного воспитания, высоконаучного обучения и нравственного образования — это наш долг. Взращивание государственного человеческого капитала, с целью обеспечения всех нуждающихся граждан рабочими местами, для труда в России, во имя процветания нации, укрепления государства — наша первейшая обязанность.

В настоящее время ситуация на российском рынке труда архисложная. Так как автохтоны (русский и другие коренные народы, проживающие на территории Российской Федерации), прежде всего в связи с психофизиологическими изменениями, приобретёнными в результате их массовой алкоголизации, ленивы, часто болеют, не желают и не могут обучаться, то руководители предприятий вынуждены завозить рабочих из «трезвых» регионов, приглашать специалистов из стран ближнего и дальнего зарубежья. В результате возникает общественно-правовая коллизия, выражающаяся в конфликтогенных взаимоотношениях культур, традиций, интересов. Местное население хронически находится в поиске работы, а приезжие занимают рабочие места, которые по справедливости должны бы принадлежать российским туземцам. Столь явное неуважение к старожилам со стороны правящего режима не может не вызывать роптаний и недовольства среди аборигенов.

Социал-патриоты заинтересованы обеспечивать рабочими местами русский и другие коренные народы России. Для этой цели создаваемой партией должны быть повсеместно созданы пункты по переквалификации и повышению образованности граждан, где людей будут обучать, прежде всего, основам трезвого образа жизни, навыкам трезвого мышления, элементам трезвения, экономике в парадигме социал-патриотизма. Употребление спиртного, как и других наркотически-действующих веществ, вызвано искажением сознания потребителя, поэтому для улучшения и увеличения качества человеческого капитала требуется, в первую очередь, протрезвить народ, т. е. изменить сознание масс, сформировать трезвенное национальное сознание. Члены создаваемой партии, российские социал-патриоты имеют такой опыт, уже реально занимаются этим делом. Партия намерена и в будущем развивать трезвенное национальное сознание, используя для этого как интернет ресурсы, так и личные встречи с соотечественниками.

Но пришельцы на русские земли выделяются не только отношением к труду, но и религиозными убеждениями. Как правило, это мусульмане, религия которых отличается от современного православного христианства нетерпимостью к спиртному. Вместе с тем, в Российской Федерации именно среди торговцев алкогольной продукцией и нелегальными наркотиками большое количество выходцев из мусульманского мира. Социал-патриоты намерены поддерживать тех религиозных деятелей, несмотря на их вероисповедание, кто стоит на позициях отрицания спиртного и других наркотиков в жизни людей. Партия Сухого закона России будет вести непримиримую политическую и идеологическую борьбу с торговцами смерти, с теми, кто производит и реализует алкоголь и другие наркотики на территории Российской Федерации. Мы будем добиваться ужесточения законодательства в отношении изуверов (считая их врагами Отечества), наживающихся на горе и страдании миллионов россиян. Одновременно партия настаивает на предоставлении возможности народу, самим гражданам решать вопрос о введении сухого закона по месту своего проживания.

Миграционная политика, проводимая современным режимом, представляет реальную угрозу для коренных жителей России. Есть подозрения, что насыщение русских территорий инородцами и иноземцами — это результат нечистоплотной или русофобской политики. Мы уже слышим заявления, что Москва не русская столица, что русских вообще не существует, что у каждой этнической группы своя нация и т. д. Всё это ведёт к нестабильности в межличностных взаимоотношениях, которые преподносятся СМИ как межнациональные столкновения, с одной единственной целью: разрушить национальное единство народов России. Поэтому в руках антирусской политики мигранты, — а это в основном крепкие, молодые мужчины, -представляют для страны реальную угрозу. Россияне не беспочвенно опасаются сценария, когда выйдя однажды утром из дома, могут увидеть возле своего подъезда вооружённого боевика, который ещё вечером был дворником, и уже не баранья кровь польётся на улицах и площадях русских городов, а кровь наших родственников, наших соплеменников. Такое уже не единожды было в отечественной истории. Вспомним хотя бы осень и зиму 1917 года, когда головорезы врывались в квартиры городов по всей Российской империи и без содрогания убивали не только государственных деятелей, военных, священников и других убеждённых сторонников мирной жизни, но и детей, женщин, стариков. Совсем недавно подобное происходило в Киргизии, Узбекистане. Это же сейчас совершается в Ливии, Сирии, Ираке, Палестине. Сегодня во многих российских регионах народонаселение не хозяева, а потребители услуг, тогда как транспорт, отрасли ЖКХ, водоснабжение, пекарни, торговля продуктами питания и т. д. находятся в руках иноземцев. Коренным же россиянам предлагается алкоголь, табак и другие наркотики. Зачастую государственный менеджмент, банки, предприятия, экономика целых регионов работают не на страну. Всё это вкупе представляет реальную угрозу для национальной безопасности России.

Отметим, что алкоголефильный стиль поведения присущ только европейской социальной модели. Такой тип т.н. европейского мышления способствует внедрению алкоголя в пищевую цепь потребительского общества, что отрицательно сказывается как на социуме, так и на здоровье, жизни, развитии индивида. Данный социальный шаблон, когда употребление спиртного возводится в ранг достоинства, культового преимущества одних людей перед другими, в части умения потреблять алкогольные изделия без видимых отрицательных последствий, априори ложен и преступен. Доказано, во всех без исключения странах, где разрешена продажа и употребление т.н. алкогольных «напитков», наблюдается прямая зависимость проявлений асоциального поведения с количеством душевого потребления этилового спирта. Например, в алкоголефильных странах уровень преступности выше, чем в странах алкоголефобных. Т. е. с ростом потребления спиртного возрастает количество нарушений и преступлений, что даёт полное право государству наложить запрет на реализацию и потребление спиртного.

Тем не менее, в человеческом обществе всё ещё сохраняется верховенство прибыли над правом, когда происходит попрание личности и человеческого достоинства в интересах узкой группы производителей алкогольной продукции. Свою деятельность они сопровождают информационной компанией. На средства от реализации алкогольной отравы они содержат медиа-холдинги, направленные на формирование социального наркогенного сознания. При этом информационная модель «умеренного и культурного потребления» является ничем иным, как коммерческим ходом. По сути, через мифологизацию контркультурных, антитрадиционных норм происходит навязывание общественному сознанию стереотипов алкоголефильного поведения. Осуществляется программирование людей с детских лет на пьянство, которое, в свою очередь, находится в жёсткой связке с аморальным и противоправным поведением, начиная от обмана и лицемерия, взяточничества, казнокрадства, коррупции и заканчивая воровством, хулиганством, различными видами насилий и убийств. Причём зависимость проста: «культурное» потребление связано с более рафинированными преступлениями, требующими для их раскрытия сообразительности и умственного труда дознавателя. Можно сказать, что преступник и следователь упражняются в интеллектуальных играх, кто кого передумает. Ясно, что выиграет тот, кто трезво мыслит. Здесь характерен эпизод из жизни чемпиона мира по шахматам Анатолия Карпова, который как-то заметил, что после нескольких глотков шампанского его мозг отказывался работать — соображать, и полгода восстанавливался. Не случайно пьющие следователи редко раскрывают преступления, задуманные культурником на «трезвую» голову.

«Умеренно» пьющие предпочитает одурение, т. е. отравление средней тяжести. Как правило, из таковых состоит отряд домашних дебоширов, мелких воришек, т.н. «несунов», тащащих всё, что плохо лежит. Из их среды выходят потенциальные преступники, садящиеся за руль автомобиля в пьяном виде или прилюдно «качающие свои права».

Следующими идут те, кто «пить не умеет» — пьяницы. В отравленном состоянии они задиры, хулиганы, дебоширы, скандалисты, драчуны, «комики», внезапно ставшие посмешищем в глазах окружающих: то пописали не там, то поспать под забором легли, то свою квартиру с чужой перепутали и т. д. Среди таковых встречаются как академики, так и дворники, как педагоги, так и неучи, как врачи, так и рабочие.

И, наконец, «алкаши», которым «всё до фени». Они легко могут и украсть, и избить, и убить. При этом до тех пор, пока они будут пьянствовать, совесть их мучить не станет. Своё падение они осознают только после заключения их под стражу за содеянное преступление, причём весь ужас сотворённого они начинают понимать по мере отдаления дня от даты событий, и воздержания от употребления спиртного. В этой среде бывших «культуропитейщиков» находятся как экс-министры, отставные генералы, так и действующие чиновники. Истории известны случаи, когда алкоголики стояли во главе государств, и здесь Россия не является исключением.

В каждом конкретном случае для раскрытия преступления требуется своя специфика. Но остаётся незыблемым факт, что преступления, соделанные культурниками и умеренниками, раскрывать сложнее, чем деяния, совершенные пьянчугами и алкашами. Это можно объяснить тем, что последние преступают закон спонтанно, неожиданно для самих себя, когда их мозг находится под воздействием алкогольного отравления. В таком состоянии пьяный не понимает не только то, что делает, но и что говорит. Зачастую, проспавшись, преступник не помнит о содеянном и не может взять в толк, в чём его обвиняют. Осмысливая такие случаи, следует рассуждать не о сознательных действиях человека, находящегося в отравленном состоянии, а о проявлении инфотипизации. Дело в том, что инфотипы преступного поведения, сформированные посредством внешнего, неосознаваемого для субъекта программирования актов, имеющих криминальные последствия, в том числе в состоянии бодрствования, начинают руководить индивидом вместо разума, мыслительные функции которого угнетаются по мере насыщения головного мозга этиловым спиртом. Печально, но факт: в России более 80% осуждённых оказались на скамье подсудимых «по-пьяне», большинство из них не помнили или смутно припоминали, как нарушали закон. Из контекста изложенного следует, что если бы они были трезвы, то преступление не состоялось бы, а горе-преступники остались бы законопослушными гражданами.

К сожалению, речь идёт не о единичных случаях. Ежегодно в России по приговорам судов осуждается более 800 тысяч россиян. Например, в 2007 году было осуждено 0,93 млн. человек, по факту такое количество трудоспособных граждан было изъято из семьи, изолировано от общества, устранено из экономики страны. Хотя в том же году в стране родилось 1,61 млн. человек. Общее число уголовников впечатляет. Так, в 2008 году в Российской Федерации количество заключённых примерно в два раза превышало таковых в Австралии, Великобритании, Германии, Испании, Италии, Португалии, Франции, Японии вместе взятых. За двадцатилетний период (1991 — 2010 гг.) было осуждено 18,7 млн. человек. Столько же, примерно, человек — 18,9 млн. — проживало в начале 2010 года в Белгородской, Брянской, Владимирской, Воронежской, Ивановской, Калужской, Костромской, Курской, Липецкой, Новгородской, Орловской, Рязанской, Смоленской, Тамбовской, Тверской и Ярославской областях. Дух захватывает от одной мысли, что если бы эти люди не употребляли алкоголь, то около 18 млн. из них не совершили бы преступления, следовательно, не были бы осуждены.

В странах, где нет алкоголя, очень низкий уровень преступности, и, напротив, он возрастает по мере увеличения душевого потребления алкоголя. Во многом благодаря алкогольной политике в 2005 году в России было 320 следственных изоляторов тюремного типа (СИЗО) и учреждений, действующих в режиме следственных изоляторов, 8 тюрем, 760 колоний. В общей сложности граждане, преступившие закон, содержатся более чем в 1000 закрытых режимных учреждениях уголовно-исправительной системы. Данный карательный институт востребован, т. к. ежегодно через места лишения свободы проходят 4 — 5 млн. россиян, из которых 2 млн. — через следственные изоляторы, а 3 млн. — через места заключения. С 1990 г. по 2005 г. число зарегистрированных преступлений в стране выросло почти в два раза, в то время как количество заключённых уменьшилось почти в полтора раза. Тем не менее, 28 января 2007 года на НТВ в передаче «Воскресный вечер с Соловьёвым» было отмечено, что ежегодно через СИЗО проходит около трёх миллионов человек. Легко подсчитать, за десять лет — 30 млн., за период 1991—2011 гг. — 60 млн. россиян были под следствием.

Эксперты настаивают на том, что примерно 20 — 25% российских мужчин побывали в СИЗО, тюрьмах или колониях. Простейшие вычисления показывают, что в ближайшие сорок лет число мужчин, прошедших через СИЗО, составит около 20 млн. человек. Расчёт производился следующим образом. За период 1990 — 2007 гг. в стране были осуждены к лишению свободы 16 млн. россиян. Исключив из этого числа количество рецидивистов и женщин, оставшаяся цифра, около 9 млн., показывает количество осуждённых мужчин. К сведению, численность вооружённых сил Китая, США, России и Германии вместе взятых меньше 5 млн. человек. В 2007 году в Российской Федерации проживало 52 млн. мужчин в возрасте 15 — 69 лет, из них около 40% были с уголовным прошлым. В скором времени можно ожидать, что нормальные мужики: непьющие, некурящие, не употребляющие наркотики, не «сидевшие» в тюрьме, честно работающие, с традиционной сексуальной ориентацией, заботящиеся о семье — могут стать исключением.

По данным Росстата, в 2005 г. в стране отбывали наказание 113 тыс. убийц. Всего же за 19 лет, с 1991 по 2009 год, в России было убито более 900 тыс. человек — 900 полков или 300 дивизий (!). Особо подчеркнём, убиты гражданские лица в мирное время, гражданскими же лицами. Учитывая то, что многие из них были отравлены алкоголем, то можно предположить, что если бы эти люди были трезвы, то более 90% из них не стали бы убийцами и не были бы убиты!

Как отметил в интервью «Российской газете» в 2010 г. первый заместитель Генерального прокурора РФ, председатель Следственного комитета при прокуратуре России А. Бастрыкин: «Общий коэффициент насильственных смертей в России в последние годы достиг запредельной величины: 70 — 80 убийств на 100 тысяч жителей. Это на порядок больше, чем в США, и на два порядка — чем в государствах Евросоюза».

К слову сказать, насильственная смерть — это не только убийство, но и самоубийство, и несчастные случаи, которые имеют название — смерть от внешних причин (от ножа, пули, пожара, аварии, падения и т. д.). По данным Росстата и международных организаций, в 2008 г. в России коэффициент смертности от внешних причин был равен 172,2 на 100 тыс. населения, что примерно в три раза выше, чем в США и в четыре-пять раз, чем в развитых странах Европы.

Цифры, которые привёл А. Бастрыкин не совсем точны. Например, смертность от убийств на 100 тыс. населения в США (7 — 8 убийств) и в странах ЕС (около 1) примерно соответствуют данным органов статистики ЕС и США, тогда как показатель 70 — 80 убийств на 100 тыс. жителей в России не соответствует данным Росстата: в 2008 году зарегистрировано 14,2 убийств и покушений на убийство на 100 тыс. населения. Тем не менее, число убитых в 2000—2005 гг. в России действительно составляло 70–80 человек на 100 тыс. населения, но к 2008 году этот показатель уменьшился до 45. Можно предположить, что Росстат лукавит и не до конца учитывает показатель жертв, со смертельным исходом, от преступных посягательств. Хотя с другой стороны, вполне вероятно, что отражена реальная картина, которая отображает зависимость убийств от уровня душевого потребления алкоголя, который не без основания называют одним из самых агрессивных наркотиков. Если в 2000—2005 гг. на душу населения приходилось, по скромным подсчётам, 20–25 л выпитого этилового спирта, то к 2008 г. объём потребляемой отравы сократился до 15–18 л. Соответственно, с падением уровня потребления алкоголя снижается количество убийств.

Преждевременный уход человека из жизни, печальное событие для родственников, потеря для общества, убыток для экономики. Между тем, за период 1990—2009 гг. в России покончили жизнь самоубийством около 960 тысяч человек. С учётом примерно 670 тысяч случаев насмерть случайно отравившихся алкоголем потери страны составили 1,7 млн.человек, что соответствует населению двух крупных городов Сибири — Иркутска и Красноярска. Если мерить в военных категориях, то это многие десятки армий времён Второй мировой войны. Эти полки и дивизии, все до последнего человека, бездарно погибли в мирное время, в 90% случаев в состоянии алкогольного опьянения.

Как видим, совсем не случайно специалисты относят алкоголь, табак, другие наркотики к орудию геноцида, посредством которого ежегодно уничтожаются миллионы россиян. Например, около 70 — 100 тысяч человек ежегодно гибнут от наркотиков, т. е. за 7 лет хоронят, как минимум, 0,5 млн. наркоманов, как правило, молодых русских парней. По утверждению Главного санитарного врача РФ Г. Г. Онищенко, от вдыхания табачного дыма (курения) ежегодно гибнет более 400 тыс. россиян, т. е. за 10 лет это 4 млн. человек. От прямых и косвенных причин употребления алкоголя ежегодно гибнет, в среднем, 800 тыс. россиян, за 10 лет — 8 млн. человек, в основном мужчин трудоспособного возраста.

Сегодня на каждого жителя страны приходится от 14 до 18 л выпитого, не произведенного, а выпитого, этилового спирта в год. Конечно, это не 25–30 л, которые приходились на 90-е годы ХХ в., но всё же это тот объём, который позволяет держать народонаселение в глубоком наркотическом дурмане. По-сути, сегодня Россия находится в состоянии наркогипноза. Можно смело утверждать, что мы единственная партия, которая трезво смотрит на мир, называет вещи своими именами. Последние выборы очередной раз показали, что другие партии — это партии сомнамбулы, озвучивающие тирады по команде гипнотизёра.

Социал-патриоты борются за право людей жить трезво и требуют для России трезвую власть!

Идеолог и методолог V трезвеннического движения, советский учёный Г. А. Шичко раскрыл человечеству глаза на причину пьянства и алкоголизма, указав, что человек не виноват в том, что пьёт алкоголь или принимает другие наркотики: он на это запрограммирован. Именно потому, что алкогольная мафия запрограммировала русский народ на потребление спиртного, а вместе с ним и все остальные коренные народы России, россиянин, вопреки инстинкту самосохранения, травит себя. И пусть его разум вопиет: «Что же ты делаешь?! Погибнешь!» — заложенная в его подсознание программа внушает: «Пей! Прорвёмся! Один раз живём». Сам же потребитель говорит: «Я пью, потому что так хочу. Мне это нравится». Увы! Когда-то и мы были такими, пока не осознали всю лживость, никчемность и опасность внушённого маразма. Но, освободившись из гнусных тенёт, мы со знанием дела заявляем: алкоголизм — это не болезнь, это продукт политической суггестии.

Собратья! Сегодня мы, сознательные трезвенники, собрались, чтобы впервые в отечественной истории создать партию трезвости: партию свободы, правды и справедливости. Все эти годы мы осознанно шли к этому дню, шли от пьянства к трезвости, по мере движения вперёд понимая, что личная абстиненция не панацея и не решает проблемы национального алкоголизма. Мы твёрдо убеждены, что требуется повсеместная трезвость, и прежде всего трезвость ума! Трезвость для себя, трезвость для детей, трезвость для родственников, трезвость для соплеменников, трезвость для всего русского народа, для всех людей, всех россиян. Мы не по слухам и не по книгам знаем, что такое пьянство, но мы, в отличие от других партий, также знаем, что такое трезвость. Мы сознательно выбрали трезвый путь развития для себя и своей семьи, теперь предлагаем трезвый политический путь развития для страны и для нации. Только трезвая Россия станет великой державой! Путь нации от разорения к достатку — это путь трезвой России.

Мы — партия Сухого закона — политическое объединение граждан Российской Федерации, выступающих против алкоголизации народов России, ратуем за всеобщую народную трезвость. Отрезвление нации — наше общее дело!

Когда мы говорим о России, то подразумеваем не только территориальные границы Российской Федерации, не только власть, стоящую на страже государственных интересов, но каждого её жителя и всё народонаселение страны сразу. Именно человек, именно единый полиэтнический народ, вся нация в целом в поле зрения наших политических интересов. Поэтому мы будем добиваться того, чтобы каждый россиянин мог сказать о себе: государство — это я, мои интересы — государственные интересы. А для этого нам потребуется изменить отношение государственного аппарата, прежде всего армии чиновников, к человеку, к каждому россиянину. Возможно, что в скором времени нам придётся изрядно проредить чиновничью номенклатуру. Кого-то поганой метлой выгнать вон, кого-то пристыдить, кого-то отправить осваивать северные просторы, а кого-то выдворить навсегда за пределы России. Но сегодня нам ясно одно, что такого отношения к русскому человеку, человеку труда, коренному населению, какое существует в настоящее время в Российской Федерации, быть не должно. Социал-патриот видит в каждом россиянине своего брата или отца, мать или сестру, поэтому относится к людям не иначе как к родственникам, соплеменникам, государственникам. Для нас каждый гражданин России — это часть нации, часть одного духовного тела, если хотите, часть меня самого. Поэтому наше отношение к соплеменнику зависит от того, насколько тот любит Родину, какую часть себя отдаёт ей во служение.

Мы — нация, одна большая, трезвая, дружная семья коренных этносов России, твёрдо и решительно говорим: «Нет политике спаивания и массового убийства алкоголем наших соплеменников! Нет грабительской экономике правящего режима! Нет вытеснению коренного населения пришельцами!» И, вместе с тем, торжественно и уверенно мы говорим: «Да дружбе и взаимовыручке между всеми российскими этносами! Да экономической сплочённости всех трезвомыслящих сил России! Да российской многодетной семье!».

Мы, социал-патриоты, часть нации, объединившись в партию Сухого закона России, считаем, что национальные интересы российских этносов едины для всех: это крепкая многодетная семья, в которой должно быть не менее пяти детей; это создание благоприятных условий для рождения, проживания, воспитания и образования детей; это участие государства в обеспечении экономической стабильности семьи. Когда наша партия будет стоять у штурвала власти, мы повернём политический курс России в сторону семьи, в сторону народа. Мы изменим жилищное законодательство. Государство будет строить дома с тем расчётом, чтобы на каждого члена семьи приходилось не менее 80 квадратных метров жилья. Обеспечим каждую российскую семью водой, теплом, газом. Предоставим возможность людям иметь землю, не менее 10 соток на каждого члена семьи. По всей стране будут расти малоэтажные посёлки, города, которые будут соединены качественными, широкими автобанами. Каждая многодетная семья будет иметь государственные льготы, чем больше детей, тем существеннее будет помощь государства. Женщины-матери смогут не работать на производстве, им этого не будет требоваться, т. к. государство их будет обеспечивать не только всем необходимым, но и денежными средствами, которые позволят домохозяйке вместе с детьми путешествовать не только по родине, но и по всему земному шару. Семья — опора человеку, семья — фундамент нации. Поэтому семейная политика будет главным приоритетом нашей внутренней политики.

Кроме того, возноситься, чествоваться будет человек труда: умственного, физического, эмоционального. Именно труженик станет героем нашего времени.
Каких же политических взглядов мы, социал-патриоты, придерживаемся? Против какой идеологии категорически выступаем?

Как следует из названия партии и нашей общей жизненной позиции, мы придерживаемся трезвеннических взглядов и выступаем против алкоголизации. В нашем понимании трезвость — это закон естественной жизни, который всеобъемлющ и распространяется на биологическую, социальную, политическую, духовную стороны бытия, на всю жизнь человека. Да и сама жизнь есть стремление к познанию мира, через раскрытие внутренних возможностей человека, служащего добру, другим людям. Тогда как алкоголизация, с нашей точки зрения — это политико-экономический процесс гипнотического усыпления масс, посредством умышленного приучения населения к спиртному, через информационно-психологическое программирование людей и создание социально-правовых условий для реализации, приобретения и употребления алкогольных изделий и других наркотиков. В результате алкоголизации народов их жизнь прекращается и начинается существование, видимость жизни, деградация, вырождение.

Аморальные поступки также напрямую связаны с градацией самоотравляющихся алкоголем. Аморализм культуропитейцев поражает своей бесцеремонностью. Они как никто другой знают о последствиях пьянства, но при этом умышлено спаивают окружающих, подают дурной пример другим, показывая, как следует себя вести «культурным» людям. Ведь эта категория пьяниц презентует себя именно таковыми.

В современном мире бытует мнение, что трезвость — мера вынужденная, присущая, в основном, религиозному обществу, да и то не всякому, а лишь консервативному. Например, многие представители христианства журят пьянство, мол, пьяницы Царствия Божьего не наследуют, но считают, что вино — дар Божий, которое грех не выпить. Более строго к винопитию относится ислам, считая вино порождением сатаны. Многие религии осуждают пьянство и вообще опьянение, а не употребление спиртного. Например, в иудаизме употребление вина культивируется, тогда как ислам занимает резко противоположную позицию, считая недопустимым употребление любых опьяняющих средств, а не только алкоголя.

Любое навязывание моделей поведения, влекущих за собой противоправные действия, аморально, противоречит Международному биллю о правах человека, где в 1 статье Декларации о правах человека сказано: «Все люди рождаются свободными и равными в своём достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства». Но, как отмечает Главный государственный санитарный врач Российской Федерации, академик РАМН Г. Г. Онищенко в интервью изданию «Российская газета» (сентябрь, 2012), «те, кто занимается табачным и алкогольным бизнесом, …занимаются преступным для здоровья людей бизнесом». А это констатация того, что, по крайней мере в России, нет братской любви между теми, кто производит алкоголь, и теми, кто его употребляет. Более того, первые ради наживы, намеренно — преступники, по отношению ко вторым. Причём не просто убийцы, а изверги, т. к. по их вине ежегодно гибнет пятьсот-восемьсот тысяч россиян. «Если говорить откровенно, алкоголизм приобрёл характер национального бедствия. Напомню, что, по данным Минздравсоцразвития, в России на каждого человека, включая младенцев, сегодня приходится около 18 литров чистого алкоголя, потребляемого в год. Сами можете пересчитать это в количество бутылок водки — дух захватывает. Это более чем в два раза превышает уровень, который Всемирная организация здравоохранения определила как уровень, опасный для жизни и здоровья человека. И естественно, что этот уровень просто грозит деградацией нашей стране, нашему народу», — заявил Президент РФ 12 августа 2009 года в ходе сочинского совещания «О мерах по снижению потребления алкоголя в России».

Несмотря на подобные заявления, которые за 100 лет в России звучали довольно часто при различных политических системах, они остаются популистскими, а российская алкогольная политика более чем либеральной. Этому имеется одно объяснение: алкогольная мафия является надгосударственной надстройкой. Мы подозреваем, что и надмежгосударственной, т. е. глобальной, что даёт ей мощнейший потенциал для управления миром, конечно же, в интересах преступного капитала, который первоначально складывался из алкогольного капитала — денежных средств, получаемых за счёт тайного, а затем узаконенного спаивания аборигенов в разных концах света. К сожалению, в число жертв вошли русский и другие коренные народы России. Можно предполагать, что сегодня те же силы тайно распространяют нелегальные наркотики, подбивая законодательную власть к их легализации.

С точки зрения политики, мы вправе рассматривать алкоголизм как государственный строй. Сравните: феодализм, монархизм, капитализм, социализм, коммунизм, глобализм и т. д., суффикс «-изм» говорит сам за себя. Но, в первую очередь, эта концепция — смысловая надстройка над официальной идеологией, в основу которой положена парадигма допустимости употребления ядовитого вещества в качестве пищевого продукта. Как процесс и результат, она включает в себя три мировоззренческих этапа, поступательно трансформирующихся в социальные поведенческие модели, вытекающих одна из другой: отравление культурное, умеренное отравление, запойное отравление. По факту это мифология псевдокультурной, квазиумеренной эрзац жизни, создающая условия для паразитирования правящего класса, эксплуатации трудящихся и колонизации страны. Т. е. алкоголизм — это теория социальной деградации, проектная часть которой состоит в создании условий для умственного ослабления человечества, с целью захвата его материальных ресурсов и территорий.

Пьянство культурное — словосочетание, обозначающее процесс и результат первоначального приобщения человека к процессу употребления спиртного.

Умеренное пьянство — процесс и результат систематического употребления алкогольных изделий.

Запойное пьянство — процесс и результат каждодневного употребления спиртного.

Первый этап базируется на представлении о допустимости употребления алкогольных изделий в специально создаваемых культурно-социальных условиях. На данном этапе потенциального потребителя ещё убеждают, внушают ему, что пить можно и нужно, но надо знать где, когда, с кем, при каких условиях и пр. Например: «Пить можно всем, но знать лишь только, где, с кем, когда, за что и сколько».

Переход на второй этап базируется на убеждённости, что употребление спиртного — это закономерный образ жизни взрослого человека. Потребителя уже не надо убеждать, программа заложена, теперь она его наставляет где, когда, с кем, при каких условиях пить. Пьяница сам себя убеждает, что пить надо, хотя и не хочешь. Контекстная пропаганда создаёт иллюзию традиции, внушая пить за столом, а не под столом.

Состояние третьего этапа базируется на психофизиологической потребности организма в экзогенном этаноле. При этом уже алкоголика не требуется убеждать или переубеждать. Он пьёт рефлекторно. Пьёт, потому что пить алкоголь — его потребность, образ жизни. Фоном его бытия служит суггестия: пьют все, не пьёт только телеграфный столб.

Пьянство культурное направлено на детей и молодёжь, характеризуется усиленной пропагандой взрослости, успешности, счастья, которые возможны, якобы, только с началом употребления спиртного. Идеология умеренного пьянства сопровождается постоянным внушением, а затем самовнушением и взаимовнушением социальной необходимости потребления спиртного. Данный этап очень хрупок, т. к. если потребитель будет находиться вне суггестивного поля, то он может легко отказаться от пьянства, естественным образом, посредством размышления, сравнения, осознания, что можно обозначить как трезвение — состояние, когда разум одолевает транс, освобождается от гипнотических пут.

Периоды алкоголизации искусственно создаются и удерживаются в памяти масс, с целью манипуляции общественным сознанием в интересах политики и экономики алкогольного капитала. Последние 20 лет российской политико-экономической жизни показали, что алкогольный бизнес приобрёл в стране политическое влияние, на фоне общего ослабления народа, отстаивая свои интересы, противные человечеству, во всех эшелонах власти. Тогда как трезвенники, напротив, потеряли свои позиции, как в глазах общественности, так бизнеса и государства. Прежде всего это связано с тем, что трезвенники только ратуют за достойную жизнь, не подкрепляя свои слова политическими или экономическими успехами. Лоббирование алкогольного капитала прослеживается с самых высоких эшелонов власти, начиная от первых лиц государства и заканчивая главами муниципалитетов, депутатами всех уровней. Не последнюю роль в формировании алкогольного мировоззрения принадлежит СМИ, которые зачастую являются собственностью алкогольного капитала. Спаивая и уничтожая народ, алкоголисты — капиталисты, разбогатевшие на производстве и реализации спиртного, — вошли во власть, а во многих регионах, порой через своих ставленников, стали властью. Это позволило им не только экономически развиваться, например, доминировать в сфере сервиса и услуг, но и писать законы, скупать недвижимость, захватывать бизнес иной направленности. Мы можем сказать, что алкоголизм, как государственный строй, зачастую использует теоретические выкладки политических платформ капитализма или коммунизма с целью манипуляции массовым сознанием. Но в условиях политической идеологии алкоголизма ни одна из концепций социального преобразования общества невозможна, т. к. алкоголизм неминуемо ведёт не только к культурологической, но и к психофизиологической, а затем и социальной деградации.

В традиционных культурах народонаселения России нет места пьянству, или самоотравлению; нет места идеологии алкоголизма. Каждый российский этнос испокон веков жил трезво, и если он начинал употреблять спиртное, то терял свою самобытность и уже на физическом уровне прекращал своё существование, как это произошло с более чем 60 этносами Российской Федерации. Социал-патриоты России, с целью сохранения исчезающих малочисленных этносов, выступают за немедленное введение сухого закона во всех местах их проживания.

При политике алкоголизма невозможно развитие общества, т. к. наступает его деградация, которая может сопровождаться любыми лозунгами и убаюкивающими речами, в том числе об инновациях и модернизациях, о коммунизме или капитализме с человеческим лицом.

Алкоголизм, как идеология, как смысл существования лежит в основе наркотизма — многоступенчатого социально-политического явления, формируемого с помощью многообразных речевых технологий, направленных на формирование у человечества глобального увлечения идеей изменения собственного сознания. Например, снятие стресса с помощью отравляющих веществ, таких, как всевозможные галлюцегены, алкоголь и другие наркотики. Мировоззренческой базой наркогенного мышления служат концепции культуры гедонизма, дозволенности и умеренности, отстаивающие допустимость употребления наркотиков. Сюда также относятся теория умеренного пития или культурного приёма «элитарных» наркотиков. Однако установка на употребление одного вида наркотика автоматически снимает барьеры с табу на употребление наркотиков другого ряда. Поэтому партия Сухого закона России выступает за трезвомыслие во всех вопросах, и является противником как оглупления, так и отравления россиян. Борьба с алкоголизмом — это не только борьба против получения прибыли от реализации спиртного, но и борьба против политики убийства этносов России алкоголем.

Мы чётко различаем слова: опьянение, оглупление, отравление. Опьянение — психическое состояние, вызванное эндогенными процессами организма, связанными с творческими или иными возвышенными процессами, в результате чего у индивида наступает блаженное состояние, ощущение счастья, радости, восторга. Например, люди пьянеют от счастья, от любви, от встречи с другом, от творчества и т. д. Отравление же ничего общего с опьянением не имеет, т. к. это помрачение рассудка, вызванное приёмом ядовитых и наркотических веществ. Одновременно с этими дефинициями имеет место близкое по значению слово — оглупление, отражающее состояние сознания, связанное с недостаточной информированностью, заведомо искажёнными сведениями, незнанием, ложью, полуправдой, в ситуации, когда индивид чувствует себя обманутым. До прихода к власти мы будем добиваться создания в обществе информационно-психологической атмосферы нетерпимости к проалкогольной политике, чтобы затем, на основе волеизъявления народа, ввести полный и повсеместный запрет на продажу и потребление спиртного в стране.

В современной политике оглупление и отравление народных масс распространенное явление, что позволяет определённым силам, паразитирующим на народе, закабалить этот народ. Примером тому служит русский и другие коренные народы Российской Федерации, оглуплённые лживыми сведениями про алкоголь и отравленные им, что сделало многомиллионный народ безвольным и подневольным. Задача социал-патриотов заключается в том, чтобы сделать Россию свободным государством. Именно поэтому мы выступаем за сухой закон. Именно поэтому партия Сухого закона России требует от правящего режима ввести в стране сухой закон, и настаивает на прекращении одурачивания народонаселения Российской Федерации сказками об алкоголе. Партия является категорическим противником алкоголефильной демагогии, которая ведёт к росту продаж алкогольной продукции и повышенной смертности.

Если этого не будет сделано в ближайшие годы, то, придя к власти, мы сами первым делом введём сухой закон на всей территории Российской Федерации. До этого времени мы будем добиваться ограничений на производство, перемещение и реализацию алкогольной продукции. Мы будем создавать политические условия для повсеместного введения в стране норм полусухого закона, связанных, в первую очередь, с введением в стране государственной монополии на производство и реализацию алкогольной продукции, с ограничением продажи алкоголя по месту, времени, возрасту и т. д. Мы будем требовать ужесточения наказания за нарушение антиалкогольного законодательства. В этот период мы будем добиваться, на первом этапе, закрытия всех мелких торговых точек по реализации алкогольной продукции, включая пиво. На втором этапе будем добиваться, чтобы алкогольную продукцию продавали только в специализированных алкогольных супермаркетах. На третьем этапе, чтобы алкогольные супермаркеты были расположены за территорией населённого пункта. На четвёртом этапе, чтобы для продажи алкогольной продукцией в стране были отведены специальные, труднодоступные для простого обывателя зоны, по типу игрового бизнеса, где могли бы собираться желающие для потребления алкоголя.

Введение сухого закона — окончательный вариант решения алкогольной проблемы.

Для нашей партии отрезвление нации — главный приоритет. Мы считаем, что только человек с сохранной психикой способен воспринять благое, а таковым является именно трезвый человек, именно дети и подрастающее поколение россиян, в разрушении психики которых заинтересован международный алкогольный капитал. Мы выступаем за трезвость и здоровье наших детей и общества.

Партия — это всегда революция, всегда стремление к власти, с целью изменения и улучшения существующего строя и порядка, преображения и обновления страны. Но, прежде всего, это революция в сознании масс, и изначально — революция в собственном сознании. Именно такой революцией могут стать трезвость и трезвомыслие для миллионов наших соотечественников. Именно такую революцию в сознания нам предстоит совершить.

Мы считаем, что с принятием сухого закона начнётся оздоровления нации, воскрешение России. Это выразится в резком сокращении смертности во всех возрастных группах, увеличится продолжительность жизни, на 9\10 закроются тюрьмы, опустеют больницы, увеличится рождаемость, вырастет благосостояние, улучшится морально-нравственная атмосфера в обществе.

Проводимая политика социал-патриотизма позволит изменить отношение не только к человеку, но и к экономике: не человек будет рабом экономики, а экономика станет служить человеку.

При отсутствии в обществе легальных и нелегальных наркотиков сойдёт на нет подростковая и молодёжная преступность. Подрастающее поколение станет здоровее, его психика будет более восприимчива к новой информации, что позволит всем без исключения получать качественное высшее образование. При этом образование, как и здравоохранение, для всех будет бесплатным, а сами выпускники вузов осознанно будут трудиться во благо Отечества, во славу России.

Собратья! Перед нами длинный и нелёгкий путь во власть. Уже с сегодняшнего дня мы начинаем наш поход, который пройдёт через замороженные сердца жителей сёл и деревень, малых и больших городов, столиц всех регионов Российской Федерации. Нам предстоит заполнить информационные поля Интернет-сообществ, средств массовой информации и коммуникации сведениями о нашей политической деятельности, призывая своих потенциальных сторонников вступать в партию трезвости. Нам придётся вдохновить руководителей, депутатов всех уровней идеями социал-патриотизма, просветить избирателей — рядовых граждан, соотечественников, родных, близких, знакомых, доказать им, что сухой закон — это начало новой, лучшей жизни для всех россиян. Много усилий надо будет приложить, чтобы идея отрезвления нации, идея сухого закона охватила умы учащихся всех учебных заведений России. Мы знаем, что будет трудно, но, как говорил Ф. Г. Углов: «Отступать нам некуда, позади — Россия». С Богом!

Заместитель Председателя партии Сухого закона России С. Аникин,
Первоуральск, 1 декабря 2012 г.

Уральский федеральный округ, свежие публикации: